Система Orphus
RTF Print OpenData
Документ Реквизиты Ссылающиеся документы
Редакция:      кыргызча  |  на русском

Описание: Описание: Описание: C:\Users\user\AppData\Local\Temp\CdbDocEditor\c50159f2-47db-4d76-9d4f-15f8e17af019\document.files\image001.jpg

ИМЕНЕМ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ


РЕШЕНИЕ

 

КОНСТИТУЦИОННОЙ ПАЛАТЫ ВЕРХОВНОГО СУДА

КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

от 6 ноября 2013 года № 8-Р

по делу о проверке конституционности статьи 128 Уголовного кодекса Кыргызской Республики в связи с обращением гражданина Мадинова Орозобека Капарбековича.

 

Конституционная палата Верховного суда Кыргызской Республики в составе:

председательствующего - судьи Касымалиева М.Ш., судей Айдарбековой Ч.А., Бобукеевой М.Р., Макешова Д.М., Мамырова Э.Т., Осмоновой Ч.О., Осконбаева Э.Ж., Сооронкуловой К.С.,

при секретаре судебного заседания Толобалдиеве М.Э.,

с участием сторон: гражданина Мадинова Орозобека Капарбековича и представителя Жогорку Кенеша Кыргызской Республики Карабековой Кызжибек Советовны по доверенности,

руководствуясь частями 1, 6, 8, 9, 10 статьи 97 Конституции Кыргызской Республики, статьями 18, 24, 37, 42 и 46 конституционного Закона Кыргызской Республики "О Конституционной палате Верховного суда Кыргызской Республики", рассмотрела в открытом судебном заседании дело о проверке конституционности статьи 128 Уголовного кодекса Кыргызской Республики в связи обращением гражданина Мадинова Орозобека Капарбековича.

Заслушав выступление судьи-докладчика Макешова Д.М., объяснения гражданина Мадинова O.K. и представителя Жогорку Кенеша Кыргызской Республики Карабековой К.С., исследовав представленные материалы, Конституционная палата Верховного суда Кыргызской Республики

УСТАНОВИЛА:

В Конституционную палату Верховного суда Кыргызской Республики (далее Конституционная палата) 12 июля 2013 года поступило ходатайство гражданина Мадинова O.K. о признании неконституционной статьи 128 Уголовного кодекса Кыргызской Республики, принятого Жогорку Кенешем Кыргызской Республики от 18 сентября 1997 года, и противоречащей пункту 6 части 4 статьи 20 и части 5 статьи 33 Конституции Кыргызской Республики.

Определением коллегии судей Конституционной палаты от 21 августа 2013 года обращение заявителя было принято к производству.

В обоснование ходатайства приведены нижеследующие доводы.

22 августа 2012 года приговором Нарынского городского суда по частной жалобе гражданина Бекежанова Б.М. по факту обнаружения в действиях Мадинова O.K. умышленного унижения чести и достоинства другого лица, выраженного в неприличной форме, был привлечен к уголовной ответственности по части 1 статьи 128 Уголовного кодекса Кыргызской Республики.

Мадиновым O.K. была подана кассационная жалоба на приговор Нарынского городского суда, которая была отклонена коллегией Нарынского областного суда и возложено рассмотрение данного дела на Иссык-Кульский областной суд.

4 декабря 2012 года судебной коллегией Иссык-Кульского областного суда была рассмотрена кассационная жалоба гражданина Мадинова O.K., где по ней вынесли определение об оставлении в силе без изменения приговора Нарынского городского суда от 22 августа 2012 года.

Гражданин Мадинов O.K. обратился в надзорном порядке в судебную коллегию Верховного суда Кыргызской Республики с жалобой на приговор Нарынского городского суда и на определение Иссык-Кульского областного суда.

Судебной коллегией Верховного суда Кыргызской Республики от 23 апреля 2013 года данные судебные акты были оставлены в силе.

В этой связи гражданин Мадинов O.K. обратился в Конституционную палату о признании статьи 128 Уголовного кодекса Кыргызской Республики, противоречащей пункту 6 части 4 статьи 20 и части 5 статьи 33 Конституции Кыргызской Республики.

В судебном заседании гражданин Мадинов O.K. поддержал свое ходатайство и просил его удовлетворить.

Представитель Жогорку Кенеша Кыргызской Республики Карабекова К.С., не согласившись с доводами Мадинова O.K., просила отказать в удовлетворении ходатайства.

Конституционная палата Верховного суда Кыргызской Республики, обсудив доводы сторон и исследовав материалы дела, пришла к следующим выводам.

По Конституции Кыргызской Республики права и свободы человека являются высшей ценностью. Они действуют непосредственно, определяя смысл и содержание деятельности законодательной, исполнительной власти и органов местного самоуправления, обеспечивая справедливость суда, и возложенную в обязанность государства охрану, защиту прав и свобод человека (статья 16). Государство признает права и свободы человека в соответствии с Конституцией Кыргызской Республики и общепризнанными нормами и принципами международного права, права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены Конституцией и законами в целях защиты национальной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения, защиты прав и свобод других лиц (часть 2 статьи 20).

Наряду с признанными Конституцией Кыргызской Республики и международными договорами правами и свободами считаются не ограничиваемые по своей природе и неотъемлемые от человека ценностные права, такие как честь и достоинство личности.

Честь относится к морально-нравственной категории и означает субъективное отношение общества к личности и оценка человека со стороны окружающих.

Достоинство (репутация) - это неотъемлемое, неотчуждаемое, бесценное право гражданина. Также это морально-нравственная категория, означающая уважение и самоуважение человеческой личности, принадлежащее ему независимо от того, как он сам и окружающие люди воспринимают и оценивают его.

Всеобщая декларация прав человека (преамбула, статья 1) и Международный пакт о гражданских и политических правах признает достоинство, присущее всем членам человеческой семьи, равных и неотъемлемых их прав, является основой свободы, справедливости и всеобщего мира. Эти положения являются составной частью правовой системы Кыргызской Республики (Конституция, часть 3 статьи 6).

В этой связи неприкосновенность чести и достоинства личности в обязательном порядке должна быть гарантирована.

Однако, исходя из общественного опыта, явления, порочащие и унижающие честь и достоинство личности, злостно выражаются устно и в печатном виде, отмечаются как злоупотребление свободой слова и печати.

В соответствии с Конституцией Кыргызской Республики и с общепризнанными принципами и нормами международного права в Кыргызской Республике каждый имеет право на свободу мысли и мнения, на свободу выражения своего мнения, свободу слова и печати, свободно искать, получать, хранить, использовать информацию и распространять ее устно, письменно или иным способом (части 1, 2, 3 статьи 31, часть 1 статьи 33).

Также, в соответствии с пунктом 4 части 5 статьи 20 Конституции Кыргызской Республики свобода мнения не подлежит ограничению.

Международным пактом о гражданских и политических правах признается, что каждый человек имеет право свободно искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения или иными способами по своему выбору. Однако эти права налагают особые обязанности и особую ответственность и, может быть, сопряжены с некоторыми ограничениями, которые должны быть установлены законом и являться необходимыми для охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения, для уважения прав и репутации других лиц (пункты 2, 3 статьи 19).

Другими словами, каждый человек, пользуясь гарантированными Конституцией Кыргызской Республики и международными договорами правами и свободой должен отказаться от действий, ущемляющих или умаляющих права и свободы других людей.

В соответствии с этим, каждый человек имеет право требовать от физических и юридических лиц воздержаться от действий, порочащих их честь и достоинство.

Право свободно искать, получать и распространять всякого рода информацию, право ее распространения разными законными способами должно реализовываться, основываясь на принципах защиты прав граждан и недопущения их нарушения. В положениях Конституции Кыргызской Республики гарантировано, что каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, на защиту чести и достоинства, не допускается сбор, хранение, использование и распространение конфиденциальной информации, информации о частной жизни человека без его согласия (пункты 1, 3 статьи 29).

При таких обстоятельствах каждый человек должен иметь действенные механизмы для защиты своих чести и достоинства.

Содержанием права на защиту чести и достоинства человека являются следующие: требование исключения нарушения этого права со стороны других людей, возможность привлечения к ответственности лиц законными способами и другими мерами принудительного характера со стороны государства в случае унижения или умаления достоинства личности. Эти правовые средства означают результат эффективной защиты и охраны чести и достоинства человека.

Поскольку ничто не может служить основанием для умаления достоинства личности, обеспечение условий для реализации других, связанных с этим правом, является, бесспорно, обязанностью государства.

Основным способом защиты чести и достоинства человека является право на судебную защиту. Это право, как процессуальная гарантия защиты всех прав и свобод, а также как действенное средство для защиты чести и достоинства человека, закреплено в части 4 статьи 29 и в части 1 статьи 40 Конституции Кыргызской Республики. Способы защиты чести и достоинства личности указаны в статье 18 Гражданского кодекса Кыргызской Республики и в оспариваемой статье 128 Уголовного кодекса Кыргызской Республики.

В статье 128 Уголовного кодекса Кыргызской Республики за оскорбление чести и достоинства гражданина предусмотрена уголовно-правовая ответственность. Уголовный кодекс Кыргызской Республики определяет оскорбление как умышленное унижение чести и достоинства другого лица, выраженного в неприличной форме.

Оскорбление может быть выражено устно, письменно или иными способами. Общественная опасность ущемляющих честь и достоинство действий заключается в опровержении виновной стороной ценности гражданина как носителя достоинства.

В части 2 вышеуказанной статьи оскорбление в публичном выступлении, в публично выставленном произведении или в средствах массовой информации считается квалифицирующим признаком того же преступления. Из содержания данной нормы следует, что преступные действия, порочащие или унижающие честь и достоинство граждан, осуществляются распространением сведений.

Следовательно, в соответствии с частью 5 статьи 33 Конституции Кыргызской Республики такие действия не могут считаться преступлением и субъект, нарушивший право, не может быть подвергнут уголовному преследованию.

Действия, порочащие или унижающие честь и достоинство гражданина, путем распространения информации не могут считаться преступлением, наряду с этим, действия, направленные против чести и достоинства гражданина, представляющие меньшую общественную опасность, также нельзя считать преступлением. Поскольку действия, предусмотренные статьей 128 Уголовного кодекса Кыргызской Республики, охватывают признаки одного и того же преступления, необходимо признать, что оскорбление в целом противоречит Конституции Кыргызской Республики.

В то же время должны быть обеспечены действенные пути и возможности защиты и охраны чести и достоинства гражданина.

Поэтому, на основании вышеизложенного в соответствии с конституционными принципами, Конституционная палата отмечает необходимость снятия уголовного преследования за оскорбление.

Вместе с тем следует особо отметить, что честь и достоинство занимают первое место среди неимущественных прав и требуют эффективной защиты.

В порядке уголовного судопроизводства, признавая неправомерность нарушения данных прав, Конституционная палата отмечает, что необходимо рассмотреть эффективный механизм защиты чести и достоинства личности путем внесения изменений в Гражданский кодекс Кыргызской Республики, включающих защитные меры в действиях, направленных на оскорбление.

Кроме этого, действия, порочащие и унижающие честь и достоинство гражданина, не представляющие степень общественной опасности, по своему содержанию, могут быть отнесены к административным правонарушениям.

Следовательно, механизм защиты чести и достоинства гражданина в правовой системе Кыргызской Республики должен занимать место в нескольких сферах правовой системы.

При таких обстоятельствах Конституционная палата определила, что статья 128 Уголовного кодекса полностью не соответствует положениям части 5 статьи 33 Конституции Кыргызской Республики, предусматривающей, что за распространение сведений, порочащих и унижающих честь и достоинство личности, не могут привлекаться к уголовной ответственности и пункту 6 части 4 статьи 20, где указана невозможность ограничения гарантии запрета.

На основании вышеизложенного, руководствуясь пунктом 1 части 6 статьи 97 Конституции Кыргызской Республики и статьями 46, 47, 48, 51, 52 конституционного Закона "О Конституционной палате Верховного суда Кыргызской Республики", Конституционная палата

РЕШИЛА:

1. Признать статью 128 Уголовного кодекса Кыргызской Республики, противоречащей пункту 6 части 4 статьи 20 и части 5 статьи 33 Конституции Кыргызской Республики.

Ходатайство гражданина Мадинова Орозобека Капарбековича полностью удовлетворить.

2. Жогорку Кенешу Кыргызской Республики на основании этого решения внести соответствующие изменения и дополнения в законы Кыргызской Республики.

3. Настоящее решение является окончательным и обжалованию не подлежит. Обязательно для всех государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц, общественных объединений, юридических и физических лиц и подлежит исполнению на всей территории республики.

4. Опубликовать настоящее решение в официальных изданиях органов государственной власти, на официальном сайте Конституционной палаты и в "Вестнике Конституционной палаты Верховного суда Кыргызской Республики".

Конституционная палата Верховного суда Кыргызской Республики