Система Orphus
RTF Print OpenData
Документ Реквизиты Ссылающиеся документы
Редакция:      кыргызча  |  на русском

Описание: Описание: C:\Users\user\AppData\Local\Temp\CdbDocEditor\24344d5f-a021-44de-a599-4ee92af1e13c\document.files\image001.jpg

ИМЕНЕМ

КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

РЕШЕНИЕ

КОНСТИТУЦИОННОЙ ПАЛАТЫ ВЕРХОВНОГО СУДА

КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

по делу о проверке конституционности статьи 308-1 Уголовного кодекса Кыргызской Республики в связи с обращением гражданина Саатова Таалайбека Джапаровича

 

от 25 июня 2014 года № 35-р

Конституционная палата Верховного суда Кыргызской Республики в составе: председательствующего - судьи Касымалиева М.Ш., судей Айдарбековой Ч.А., Бобукеевой М.Р., Макешова Дж.М., Мамырова Э.Т., Нарынбековой А.О., Осконбаева Э.Ж., Осмоновой Ч.О., Сооронкуловой К.С, при секретаре Толобалдиеве М.Э.,

с участием обращающейся стороны - Саатова Т.Дж.;

стороны-ответчика Ырысбекова Т.Ы., представляющего интересы Жогорку Кенеша Кыргызской Республики по доверенности;

иных лиц - Шукурбекова А.Ш., представителя Генеральной прокуратуры Кыргызской Республики по доверенности, Токтосунова М.Т., представителя Государственного комитета национальной безопасности Кыргызской Республики по доверенности и гражданина Шаршенбаева A.M.,

руководствуясь частями 1 и 6 статьи 97 Конституции Кыргызской Республики (далее - Конституция), статьями 1, 4, 18, 19, 24, 37 и 42 конституционного Закона Кыргызской Республики «О Конституционной палате Верховного суда Кыргызской Республики», рассмотрела в открытом судебном заседании дело о проверке конституционности статьи 308-1 Уголовного кодекса Кыргызской Республики.

Поводом к рассмотрению данного дела явилось ходатайство гражданина Саатова Таалайбека Джапаровича.

Основанием к рассмотрению ходатайства явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции статья 308-1 Уголовного кодекса Кыргызской Республики.

Заслушав информацию судьи-докладчика Айдарбековой Ч.А., проводившей подготовку дела к судебному заседанию, и исследовав представленные материалы, Конституционная палата Верховного суда Кыргызской Республики

 

УСТАНОВИЛА:

 

В Конституционную палату Верховного суда Кыргызской Республики (далее - Конституционная палата) 21 января 2014 года поступило ходатайство гражданина Саатова Т.Дж. о признании диспозиций частей 1 и 2 статьи 308-1 Уголовного кодекса Кыргызской Республики (далее - Уголовный кодекс) противоречащими части 3 статьи 16, части 1 статьи 20, частям 2 и 4 статьи 26 Конституции.

По мнению субъекта обращения, диспозиции частей 1 и 2 статьи 308-1 Уголовного кодекса открыто возлагают бремя доказывания своей невиновности на должностное лицо вопреки требованиям части 2 статьи 26 Конституции где прямо указано, что никто не обязан доказывать свою невиновность, и освобождает обвинителя от выполнения прямых обязанностей по доказыванию вины по уголовному делу, возложенных на него частью 4 статьи 26 Конституции. Заявитель считает, что законодатель в оспариваемых нормах некорректно употребил слово «обосновать» в следующей фразе «которое оно не может разумным образом обосновать».

По мнению Саатова Т.Ж., требования оспариваемых норм ставят должностных лиц в неравное положение с другими гражданами Кыргызской Республики, совершившими уголовно-наказуемое деяние, вину которых обязан доказывать государственный обвинитель согласно нормам Конституции и Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики, и что нарушает принцип равенства всех перед законом и судом, положенный в основу судебного разбирательства. Законодатель, внося дополнение в Уголовный кодекс (статья 308-1), нарушил требования части 1 статьи 20 Конституции, так как принял закон, умаляющий права гражданина Кыргызской Республики, отнесенного к категории должностных лиц.

Определением коллегии судей Конституционной палаты от 12 июня 2014 года ходатайство заявителя было принято к производству.

Представитель стороны-ответчика не согласился с доводами обращающейся стороны и просит в удовлетворении ходатайства отказать.

Конституционная палата, исследовав материалы дела, выслушав доводы сторон и разъяснения иных лиц, приходит к следующим выводам.

1. В соответствии с частью 4 статьи 19 конституционного Закона Кыргызской Республики «О Конституционной палате Верховного суда Кыргызской Республики» Конституционная палата выносит акты по предмету, затронутому в обращении, лишь в отношении той части нормативного правового акта, конституционность которой подвергается сомнению.

Таким образом, предметом рассмотрения Конституционной палаты по данному делу являются диспозиции частей 1 и 2 статьи 308-1 Уголовного кодекса следующего содержания:

«Статья 308-1. Незаконное обогащение

(1) Значительное увеличение активов должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать, -

наказывается лишением свободы на срок от трех до пяти лет.

(2) То же деяние, совершенное:

1) в крупном размере;

2) должностным лицом, занимающим ответственное положение, - наказывается лишением свободы на срок от шести до восьми лет с конфискацией имущества.».

Уголовный кодекс Кыргызской Республики от 1 октября 1997 года № 68 принят в соответствие с порядком, установленным законодательством, опубликован в «Ведомостях Жогорку Кенеша Кыргызской Республики» 1998 г., № 7, внесен в Государственный реестр нормативных правовых актов и является действующим.

2. В соответствии с Конституцией в Кыргызской Республике все равны перед законом и судом (часть 3 статьи 16); каждый считается невиновным в совершении преступления, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и установлена вступившим в законную силу судебным решением; никто не обязан доказывать свою невиновность; бремя доказывания вины по уголовному делу возлагается на обвинителя (части 1, 2 и 4 статьи 26); в Кыргызской Республике не должны приниматься законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина (часть 1 статьи 20).

Принцип презумпции невиновности, закрепленный в статье 26 Конституции, является одним из основных принципов правосудия. Его правовая сущность заключается в том, что обвиняемый может быть признан виновным лишь при условии, что его вина будет доказана в предусмотренном законом порядке. Законный порядок означает доказывание надлежащими субъектами вины обвиняемого с помощью допустимых доказательств и при соблюдении установленных законом сроков и иных условий. Кроме того, вина обвиняемого (подсудимого) должна быть установлена в обвинительном приговоре суда, вступившем в законную силу.

Данный принцип нашел свое отражение и в международных договорах, участницей которых является Кыргызская Республика, это Всеобщая декларация прав человека (статья 11), Международный пакт о гражданских и политических правах (часть 2 статьи 14), которые в соответствие со статьей 6 Конституции являются составной частью правовой системы Кыргызской Республики.

Бремя или обязанность доказывания вины обвиняемого возлагаются на органы расследования, которые не вправе налагать обязанность доказывания на обвиняемого и должны объективно проверить все доводы защиты обвиняемого. Сам обвиняемый имеет право доказывать свою невиновность, однако это только его право, которое он может использовать.

Освобождение обвиняемого от обязанности доказывать свою невиновность не лишает его права участвовать в доказывании по уголовному делу. При желании, обвиняемый может давать показания, представлять доказательства (документы, вещественные доказательства), ходатайствовать о принятии мер к установлению и получению дополнительных доказательств. При этом закон не предусматривает для обвиняемого, участвующего в представлении доказательств, ответственности за дачу заведомо ложного показания, если, конечно, такое показание не сопряжено с обвинением невиновного лица в совершении преступления. Обвиняемый вправе также участвовать в доказывании, давая оценку собранным доказательствам в своих ходатайствах и заявлениях, а также в выступлении в судебных прениях. На обвиняемом не лежит обязанность доказывать свои утверждения, опровергающие выводы стороны обвинения, достоверность которых устанавливается в ходе судебного разбирательства.

Неукоснительное выполнение требований закона предоставляет возможность принять обоснованное и справедливое решение о наказании виновного либо о реабилитации невиновного, чему служит принцип презумпции невиновности и представляет собой одну из главных гарантий справедливого судебного разбирательства.

Конституционные законоположения о принципе презумпции невиновности применимы к сфере уголовной ответственности. Для других видов ответственности законодатель вправе, в процессе правового регулирования определенных отношений, решать вопрос о распределении бремени доказывания вины иным образом, учитывая особенности этих отношений и их субъектов; интересы защиты национальной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья и нравственности населения, защиты прав и свобод других лиц (часть 2 статьи 20 Конституции); также требования неотвратимости ответственности. Принимая такие решения, законодатель должен исходить из соразмерности вносимых ограничений и должного обеспечения возможности для субъектов правонарушения права на обжалование действий органов государственной власти и иных публичных органов, предусмотренных законодательством.

3. Принцип презумпции невиновности применяется в уголовном судопроизводстве для всех субъектов преступления независимо от их пола, расы, языка, инвалидности, этнической принадлежности, вероисповедания, политических убеждений и иных обстоятельств, что обеспечивает принцип равенства всех перед законом и судом (части 2 и 3 статьи 16 Конституции).

Вместе с тем, обеспечение равных возможностей и запрета дискриминации не исключает особого подхода к правовому регулированию профессиональной деятельности лиц, занимающих государственные должности. Такой вывод согласуется с правовой позицией Конституционной палаты, отмеченной в Решении по делу о проверке конституционности пункта «м» части первой и части восьмой статьи 31 Закона Кыргызской Республики «О государственной службе» в связи с обращением гражданина Асанова Э.А. от 30 апреля 2014 года, где говорится, что установление особенностей в правовом регулировании служебных отношений государственных служащих обусловлено задачами, принципами организации и функционирования государственной службы с целью поддержания ее высокого уровня, специфическим характером профессиональной деятельности лиц, исполняющих обязанности на государственной должности.

В связи с этим следует отметить, что государственный служащий при поступлении на государственную службу добровольно принимает ограничения, с которыми связан приобретаемый им публично-правовой статус должностного лица, и выполняет соответствующие требования согласно установленной законом процедуре, что не влечет ограничения или нарушения конституционных прав этого гражданина.

В силу особенностей правового регулирования деятельности указанных выше лиц законодательством предусмотрено, что государственный служащий обязан представлять сведения о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также супруга (супруги) и несовершеннолетних детей в порядке, установленном нормативными правовыми актами Кыргызской Республики (статья 7 Закона Кыргызской Республики «О государственной службе», статья 2 Закона Кыргызской Республики «О декларировании и публикации сведений о доходах, обязательствах и имуществе лиц, замещающих политические и иные специальные государственные должности, а также их близких родственников»).

Непредставление государственным служащим указанных сведений либо представление заведомо недостоверных или неполных сведений о своих доходах, обязательствах и имуществе, а также близких родственников является основанием для утраты к нему доверия и влечет за собой его увольнение либо применение к нему иных мер юридической ответственности.

Конвенция ООН против коррупции, ратифицированная Кыргызской Республикой Законом Кыргызской Республики от 6 августа 2005 года № 128 предусматривает возможность принятия государствами-участниками таких мер, направленных на признание в качестве уголовно наказуемого деяния незаконное обогащение, т.е. значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать.

Оспариваемые нормы Уголовного кодекса являются результатом деятельности государственных органов по имплементации положений указанной выше Конвенции в национальное законодательство. Соответственно, положения статьи 308-1 Уголовного кодекса вытекают из норм международного договора, который является составной частью правовой системы Кыргызской Республики (часть 3 статьи 6 Конституции).

Следует учитывать, что рассматриваемый состав преступления относится к числу коррупционных явлений, которые в соответствии с положениями Конвенции ООН против коррупции угрожают «стабильности и безопасности общества, подрывают демократические институты и ценности, этические ценности и справедливость и наносят ущерб устойчивому развитию и правопорядку; ставят под угрозу политическую стабильность и устойчивое развитие государства».

5. Из проверяемых диспозиций статьи 308-1 Уголовного кодекса следует, что субъектами данного преступления являются должностные лица и должностные лица, занимающие ответственное положение (лица, занимающие политические и специальные государственные должности). Субъективная сторона - предполагает наличие прямого умысла. В качестве объекта - рассматриваются интересы государственной службы. Объективной стороной преступления, исходя из его объекта, должны выступать действия должностных лиц, повлекшие нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, которые могут выражаться в подрыве авторитета органов власти, государственных и общественных организаций. Вместе с тем, для четкого определения объективной стороны данного преступления законодателю следует уточнить редакцию диспозиции оспариваемой статьи.

Состав данного преступления возникает только тогда, когда должностное лицо не может обосновать значительное увеличение своих активов, превышающее его законные доходы. Процесс обоснования или доказывания происхождения таких активов должен осуществляться вне уголовного судопроизводства и является частью его обязательств, как должностного лица или должностного лица, занимающего ответственное положение. При представлении должностным "лицом доказательств законности приобретения имущества отпадают основания для привлечения его к уголовной ответственности. Соответственно, обязанность должностного лица доказать значительное увеличение своих активов, превышающее его законные доходы, является частью его обязательств и осуществляется в рамках его служебной деятельности.

Необходимость доказывания происхождения своих активов, как обязанности государственного служащего, вытекает из его, другого обязательства - декларировать свои доходы, имущество и обязательства имущественного характера, цель которого - выявление и предупреждение коррупционных нарушений. Контроль за достоверностью представленных сведений в декларациях государственных служащих выражается через механизм проверок этих сведений, где их могут понуждать дать объяснения о законности значительного увеличения их активов. В противном случае сущность обязательства' должностного лица -декларировать доходы, имущество Остановиться выхолощенной и не достигает своей цели. В этой связи обязанность должностного лица обосновать или доказать значительное увеличение своего имущества, превышающего его доходы, осуществляется в рамках его, обязательств, вытекающих из специфики его публично-правового статуса и служебной деятельности, и не рассматривается как доказывание своей невиновности в рамках уголовного судопроизводства.

6. Расследование любого преступления, в том числе и незаконного обогащения, регламентировано Уголовно-процессуальным кодексом Кыргызской Республики, согласно которому доказывание - это составная часть уголовного процесса. Любые действия органов расследования должны учитывать принцип презумпции невиновности и осуществлять сбор доказательств вины обвиняемого (подозреваемого) в соответствии с порядком, установленным законом. В этом смысле бремя доказывания, несмотря на субъект преступления, лежит на органах расследования, а дача показаний - это право, а не обязанность обвиняемого. В противном случае, иное понимание диспозиции статьи 308-1 Уголовного кодекса будет противоречить конституционным установлениям о презумпции невиновности.

Таким образом, положения оспариваемых норм Уголовного кодекса, предусматривающие уголовную ответственность должностных лиц, не противоречат конституционным принципам презумпции невиновности и равенства всех перед законом и судом.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 6, частями 8 и 9 статьи 97 Конституции Кыргызской Республики, статьями 46, 47, 48, 51 и 52 конституционного Закона Кыргызской Республики «О Конституционной палате Верховного суда Кыргызской Республики», Конституционная палата

РЕШИЛА:

 

1. Признать диспозиции частей 1 и 2 статьи 308-1 Уголовного кодекса Кыргызской Республики непротиворечащими части 3 статьи 16, части 1 статьи 20, частям 2, 4 статьи 26 Конституции Кыргызской Республики.

2. Решение окончательное и обжалованию не подлежит, вступает в силу с момента провозглашения.

3. Решение обязательно для всех государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц, общественных объединений, юридических и физических лиц и подлежат исполнению на всей территории республики.

4. Опубликовать настоящее решение в официальных изданиях органов государственной власти, на официальном сайте Конституционной палаты и в «Вестнике Конституционной палаты Верховного суда Кыргызской Республики».

 Конституционная палата Верховного суда Кыргызской Республики