Система Orphus
RTF Print OpenData
Документ Реквизиты Ссылающиеся документы
Редакция:      кыргызча  |  на русском

ИМЕНЕМ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ  

РЕШЕНИЕ

КОНСТИТУЦИОННОЙ ПАЛАТЫ ВЕРХОВНОГО СУДА

КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

 по делу о проверке конституционности нормативных положений части 2 статьи 339 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики в связи с обращениями граждан Иманалиева Курманбека Белековича и Богдановой Юлии Алексеевны в интересах Айталиева Куручбека Уяловича

 

19 декабря 2014 года № 60-р 

 

Конституционная палата Верховного суда Кыргызской Республики в составе: председательствующего – судьи Касымалиева М. Ш., судей Айдарбековой Ч. А., Бобукеевой М. Р., Мамырова Э. Т., Нарынбековой А. О., Осконбаева Э. Ж., Осмоновой Ч. О., Сооронкуловой К. С., при секретаре Толобалдиеве М. Э., с участием:

- обращающейся стороны – граждан Иманалиева К. Б., Богдановой Ю. А., представляющей интересы Айталиева К. У. по доверенности;

- стороны-ответчика – Урумкалиевой Ч. Ч., Арзиева М. И., представляющих интересы Жогорку Кенеша Кыргызской Республики по доверенности;

- иных лиц – представителей Верховного суда Кыргызской Республики Бокошевой Ж. С. и Генеральной прокуратуры Кыргызской Республики Шукурбекова А. Ш., по доверенности, руководствуясь частями 1, 6, 8, 9, 10 статьи 97 Конституции Кыргызской Республики, статьями 4, 18, 19, 37, 42 конституционного Закона Кыргызской Республики «О Конституционной палате Верховного суда Кыргызской Республики», рассмотрела в открытом судебном заседании дело о проверке конституционности нормативных положений части 2 статьи 339 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики, регламентирующих запрет на обжалование в апелляционном порядке постановлений суда первой инстанции, вынесенных в ходе судебного разбирательства, касающихся ходатайств участников процесса, а также избрания, изменения или отмены меры пресечения, неконституционными и противоречащими пунктам 3, 8 части 5 статьи 20, частям 1, 3 статьи 24, части 1 статьи 25, части 1 статьи 40 Конституции Кыргызской Республики.

Поводом к рассмотрению дела явились ходатайства граждан Иманалиева К. Б., Богдановой Ю. А. в интересах гражданина Айталиева К. У.

Основанием к рассмотрению данного дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Кыргызской Республики нормативные положения части 2 статьи 339 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики.

Заслушав информацию судьи-докладчика Бобукеевой М. Р., проводившей подготовку дела, и исследовав представленные материалы, Конституционная палата Верховного суда Кыргызской Республики

У С Т А Н О В И Л А:

В Конституционную палату Верховного суда Кыргызской Республики 16 июня 2014 года обратился гражданин Иманалиев К. Б. о признании нормативного положения части 2 статьи 339 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики, выраженного словами «избрания, изменения или отмены меры пресечения», неконституционными и противоречащими пунктам 3, 8 части 5 статьи 20, частям 1, 3 статьи 24, части 1 статьи 25, части 1 статьи 40 Конституции Кыргызской Республики.

Из ходатайства Иманалиева К. Б. следует, что постановлением Первомайского районного суда города Бишкек от 8 октября 2013 года в отношении Сейталиева А. К. изменена мера пресечения – с подписки о невыезде на заключение под стражу, мотивируя свое решение тем, что замена защитника на стадии прений сторон, как попытку затянуть рассмотрение дела, по существу. Обозначенное постановление обжаловано в кассационном порядке в Бишкекский городской суд, однако на принесенную частную жалобу был получен письменный ответ со ссылкой на часть 2 статьи 339 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики.

Заявитель считает, что слова «избрания, изменения или отмены меры пресечения», содержащиеся в части 2 статьи 339 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики, нарушают права и свободы человека, поскольку каждый должен иметь право на судебную защиту.

Определением коллегии судей Конституционной палаты от 9 июля 2014 года ходатайство Иманалиева К. Б. было принято к производству.

В Конституционную палату Верховного суда Кыргызской Республики 10 сентября 2014 года обратилась гражданка Богданова Ю. А. в интересах гражданина Айталиева К. У. о признании части 2 статьи 339 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики, в части запрета на обжалование вынесенного в ходе судебного разбирательства постановления, касающегося ходатайств участников процесса, неконституционной и противоречащей пункту 3, 8 части 5 статьи 20 Конституции Кыргызской Республики.

Из ходатайства Богдановой Ю. А. в интересах Айталиева К. У. и приложенных материалов следует, что постановлением Ленинского районного суда от 17 марта 2014 года ходатайство Богдановой Ю. А. о возвращении уголовного дела прокурору для восполнения пробелов следствия, неустранимых в суде, отклонено и предоставлен десятидневный срок для обжалования данного постановления в Бишкекском городском суде. Определением судебной коллегии Бишкекского городского суда от 15 мая 2014 года производство по жалобе Богдановой Ю. А. на указанное постановление районного суда прекращено со ссылкой на часть 2 статьи 339 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики. Так же со ссылкой на часть 2 статьи 339 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики постановлением Верховного суда Кыргызской Республики от 5 августа 2014 года обозначенное определение городского суда оставлено в силе, а надзорная жалоба Богдановой Ю. А. – без удовлетворения.

Богданова Ю. А. отмечает, что в случае с делом Айталиева К. У. обжалуется не постановление суда по ходатайству о порядке исследования доказательств в суде, а процессуальные нарушения, допущенные следователем, которые невозможно устранить в суде.

Заявитель считает, что суд апелляционной инстанции, не рассмотрев жалобу по существу, тем самым лишил Айталиева К. У. права на пересмотр судебного акта вышестоящим судом, что нарушает принципы Конституции Кыргызской Республики.

Определением коллегии судей Конституционной палаты от 3 октября 2014 года ходатайство Богдановой Ю. А. в интересах Айталиева К. У. было принято к производству.

Поскольку вышеуказанные ходатайства касаются одного и того же предмета, определением судьи Конституционной палаты от 10 октября 2014 года на основании пункта 6 части 1 статьи 30 конституционного Закона «О Конституционной палате Верховного суда Кыргызской Республики» требования граждан Иманалиева К. Б., Богдановой Ю. А. в интересах Айталиева К. У. были соединены в одно конституционное судопроизводство.

В судебном заседании обращающаяся сторона поддержала свои требования и просила их удовлетворить.

Представители стороны–ответчика Урумкалиева Ч. Ч. и Арзиев М. И., не согласившись с доводами обращающейся стороны, считают, что оспариваемые нормативные положения части 2 статьи 339 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики соответствуют Конституции Кыргызской Республики и просят оставить ходатайства без удовлетворения.

Конституционная палата Верховного суда Кыргызской Республики, обсудив доводы сторон, выслушав пояснения иных лиц и исследовав материалы дела, пришла к следующим выводам.

1. В соответствии с частью 4 статьи 19 конституционного Закона Кыргызской Республики «О Конституционной палате Верховного суда Кыргызской Республики» Конституционная палата выносит акты по предмету, затронутому в обращении лишь в отношении той части нормативного правового акта, конституционность которой подвергается сомнению.

Таким образом, предметом рассмотрения Конституционной палаты по данному делу являются нормативные положения части 2 статьи 339 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики, выраженные словами «ходатайств участников процесса, избрания, изменения или отмены меры пресечения».

Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики от 30 июня 1999 года № 62 принят в порядке, установленном законодательством, введен в действие Законом Кыргызской Республики «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики» от 30 июня 1999 года № 63, опубликован в газете «Эркин-Тоо» от 21 июля 1999 года №59-60-61-62, внесен в Государственный реестр нормативных правовых актов Кыргызской Республики и является действующим.

2. По смыслу норм Конституции (статьи 1, 16, 20, 40) в Кыргызской Республике, правовая система которой основана на принципе верховенства права как неотъемлемом элементе правового государства, право каждого на судебную защиту предполагает обеспечение всем субъектам права свободного и равного доступа к правосудию, осуществляемому независимым и беспристрастным судом на основе состязательности и равноправия сторон, а также охрану их прав и законных интересов, в том числе и от судебных ошибок.

Обязанность государства обеспечить осуществление права на справедливую, компетентную и действенную судебную защиту вытекает также из являющихся составной частью правовой системы Кыргызской Республики Всеобщей декларации прав человека (статья 8) и Международного пакта о гражданских и политических правах (статья 2).

Соответственно, исходя из того, что правосудие по своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах, законодатель обязан установить механизм, который гарантировал бы вынесение законных, обоснованных и справедливых судебных актов, посредством создания системы судебных инстанций, обеспечивающих порядок обжалования судебных актов.

В этих целях законодатель предусмотрел в Уголовно-процессуальном кодексе Кыргызской Республики процедуры пересмотра судебных решений: в суде апелляционной инстанции, рассматривающей дела по жалобам на судебные акты, не вступившие в законную силу; в судах кассационной и надзорной инстанций, пересматривающие вступившие в законную силу судебные акты.

3. Осуществляя правосудие, суды совершают многочисленные процессуальные действия и принимают решения, которые различаются по своему содержанию, форме и значению. Исходя из статьи 5 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики, определяющей основные понятия Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики, процессуальные решения — это акты применения судом уголовно-процессуального права, выносимые в пределах его компетенции, и выраженные в определенной форме (приговора, постановления). Приговор, иное решение суда, вынесенное в ходе судебного разбирательства, которым уголовное дело разрешается по существу, ибо их вынесением завершается  производство по уголовному делу в отношении конкретного лица, являются итоговыми судебными решениями. К их числу, кроме приговора, относятся, в частности, постановления: о прекращении уголовного дела или уголовного преследования; о применении либо об отказе в применении принудительных мер медицинского характера; о прекращении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Все остальные постановления суда первой инстанции, вынесенные в ходе досудебного производства по уголовному делу или в ходе судебного разбирательства, относятся к неитоговым (промежуточным) актам.

Вопросы, разрешаемые судом путем вынесения промежуточных актов, регулируются в различных разделах Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики, они выносятся на различных стадиях уголовного судопроизводства: в ходе досудебного производства по уголовному делу; в ходе судебного разбирательства; при решении вопросов, возникающих в ходе исполнения приговора или иного итогового судебного решения.

В обжалуемой на предмет конституционности статье 339 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики речь идет об актах суда первой инстанции, выносимых в ходе судебного разбирательства. Каждое постановление, выносимое в ходе судебного разбирательства, имеет собственные: круг разрешаемых им вопросов; процедуру вынесения (в ряде случаев со своими особенностями); порядок закрепления, доведения до сведения участников судебного разбирательства и возможности по обжалованию. Они влияют на движение дела, на возникновение, развитие, окончание процесса, с их помощью суд разрешает вопросы об удовлетворении или отклонении ходатайства, вопросы исследования доказательств, организации судебного разбирательства и т. д. Тем самым, постановления суда первой инстанции, выносимые в ходе судебного разбирательства, отвечают на текущие вопросы, возникающие при осуществлении правосудия, имеют целью создать необходимые условия для реализации участниками процесса их прав и для обеспечения выполнения ими своих процессуальных обязанностей, обеспечивая разрешение уголовного дела по существу и в разумные сроки.

Постановления суда первой инстанции, выносимые в ходе судебного разбирательства, с позиции законодателя, выраженной в части 1 статьи 339 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики, могут быть обжалованы участниками процесса в апелляционном порядке до вынесения итогового акта путем принесения частной жалобы или частного представления. Такие акты подлежат самостоятельному обжалованию, так как не находятся в прямой связи с содержанием приговора (не относятся к вопросам о виновности и наказании или применении иных мер уголовно-правового воздействия), а лишь затрагивают отдельные вопросы, возникающие на стадии судебного разбирательства. При этом возможность проверки таких постановлений не может поставить суд первой инстанции при рассмотрении дела в зависимость от мнения вышестоящей судебной инстанции, поскольку разрешаемые в них вопросы не касаются существа уголовного дела и не предрешают выводы суда по рассматриваемому делу. Более того, возможность обжалования таких постановлений не препятствует дальнейшему движению дела.

Основным предназначением обжалования постановлений суда первой инстанции, выносимых в ходе судебного разбирательства, является необходимость своевременного устранения их ошибочности (незаконности и необоснованности) и оперативное восстановление нарушенных прав, устранение препятствий для рассмотрения уголовного дела в разумные сроки.

Вместе с тем в части 2 статьи 339 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики предусмотрены исключения из общего правила об обжаловании в апелляционном порядке постановлений суда первой инстанции, выносимых в ходе судебного разбирательства. Так, заявителями оспаривается конституционность нормативных положений части 2 статьи 339 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики, устанавливающих, что постановления, вынесенные в ходе судебного разбирательства, касающиеся ходатайств участников процесса, избрания, изменения или отмены меры пресечения, не подлежат обжалованию по правилам главы 38 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики. Следовательно, указанные в части 2 статьи 339 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики постановления не могут быть обжалованы путем принесения частной жалобы или частного представления.

В уголовном процессе ходатайство - это просьба участника процесса о выполнении каких-либо процессуальных действий или о принятии каких-либо решений. В частности, в ходе судебного разбирательства могут быть заявлены ходатайства о вызове новых свидетелей, экспертов и специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов, об исключении доказательств, полученных с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики, ходатайства о повторном допросе в ходе судебного заседания ранее допрошенных потерпевшего, свидетеля, о назначении и производстве дополнительной, повторной той или иной судебной экспертизы, об оглашении показаний свидетеля, потерпевшего и т. д.

Институт ходатайств представляет собой разновидность правовых средств защиты своих процессуальных прав и законных интересов лицами, вовлеченными в уголовный процесс. Принесение ходатайства является важной гарантией прав и законных интересов граждан, вовлекаемых в сферу уголовного судопроизводства, полного и объективного исследования обстоятельств дела, вынесения обоснованного и справедливого приговора.

Таким образом, установленный Уголовно-процессуальным кодексом Кыргызской Республики запрет непосредственного обжалования постановлений суда первой инстанции, вынесенных в ходе судебного разбирательства, касающихся ходатайств участников судебного процесса, до вынесения итогового решения по делу, обусловлен тем, что вопросы, разрешаемые вышеуказанными постановлениями, имеют непосредственное отношение к вынесению итогового акта и связаны с содержанием приговора. В противном случае, возможность обжалования такого рода постановлений в суд вышестоящей инстанции до вынесения итогового акта в суде первой инстанции может привести к контролю со стороны вышестоящих судебных инстанций за ходом рассмотрения дела судом первой инстанции, а, следовательно, к вмешательству в осуществлении им своих дискреционных полномочий, что недопустимо с точки зрения соблюдения конституционного принципа независимости суда (судьи) при отправлении правосудия. Кроме того, возможность такого обжалования может привести к неоправданному затягиванию судебного процесса и, в итоге, нарушению принципа рассмотрения дела в разумный срок.

Вместе с тем вышеизложенное не означает, что постановления суда первой инстанции, вынесенные в ходе судебного разбирательства, касающиеся ходатайств участников судебного процесса, исключаются из числа объектов судебного контроля со стороны вышестоящей инстанции. Правовая сущность рассматриваемых постановлений, их функциональное предназначение в уголовном судопроизводстве предполагает необходимость их обжалования одновременно с итоговым судебным решением (по правилам главы 39 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики). В данном случае, проверка законности и обоснованности указанных постановлений переносится на более поздний срок. Такой порядок обжалования, во-первых, обеспечивает конституционное право на судебную защиту, в частности право на обжалование судебных решений в вышестоящую инстанцию, во-вторых, служит гарантией рассмотрения уголовного дела в суде первой инстанции без неоправданной задержки, в-третьих, позволяет не перегружать без надобности суды апелляционной инстанции рассмотрением вопросов, которые могут и должны решаться одновременно с проверкой итоговых судебных решений.

Кроме того, защита и восстановление прав, нарушенных в ходе судебного разбирательства в суде первой инстанции, связанные с реализацией права на законное и обоснованное разрешение ходатайства, гарантируется возможностью его повторного заявления, в том числе и в суде апелляционной инстанции (статья 123 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики), при этом суд апелляционной инстанции не вправе отказать в удовлетворении ходатайства на том основании, что оно не было удовлетворено судом первой инстанции (часть 5 статьи 345 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики).

Вместе с тем установленный законом запрет самостоятельного обжалования постановлений суда первой инстанции, касающихся ходатайств участников процесса, не означает невозможность их обжалования в целом, так как иное понимание оспариваемого нормативного положения приводило бы к нарушению конституционного права на судебную защиту. Следует также отметить, что правовое регулирование порядка обжалования указанных в оспариваемом нормативном положении постановлений суда первой инстанции носит недостаточно ясный характер. Неточность и неясность закона порождают возможность неоднозначного истолкования, а, следовательно, произвольного применения его норм, в связи с чем сложилась противоречивая правоприменительная практика, ослабляющая гарантии государственной защиты прав, свобод и законных интересов граждан.

В этой связи, законодателю следует четко разграничить промежуточные акты суда, не подлежащие обжалованию, подлежащие обжалованию самостоятельно до вынесения итогового судебного акта, а также подлежащие обжалованию вместе с итоговым судебным актом.

4. Конституция, делегируя законодателю возможность ограничения прав и свобод человека и гражданина, обязует его разработать такой правовой механизм, который обеспечил бы соразмерный баланс интересов между правом каждого на свободу и личную неприкосновенность и обязанностью государства обеспечить посредством правосудия защиту общезначимых конституционных ценностей (статья 20). Так, уголовно-процессуальным законодательством предусмотрены специальные меры принуждения, применяемые государством к обвиняемому и подсудимому для предотвращения его ненадлежащего поведения в ходе производства следствия и судебного разбирательства, которые именуются мерами пресечения (статья 101 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики). При избрании, изменении, отмене меры пресечения следователь, прокурор, суд в каждом случае должны обосновать основания и необходимость их избрания, изменения, отмены или продления (статьи 6, 102, 103 Уголовного-процессуального кодекса Кыргызской Республики). При этом, Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики закрепил принцип обжалования действий и решений органа дознания, следователя, прокурора и суда, а также порядок пересмотра судебных решений (статьи 25, 126, главы 39, 41-1, 42). Предоставление такого права обусловлено необходимостью обеспечения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства и направлено на устранение возможных нарушений и ошибок, допущенных в процессе производства по уголовному делу.

Однако несовершенство правовых процедур обжалования постановления суда об избрании, изменении и отмены меры пресечения в кассационном и надзорном порядках привело к различной правоприменительной практике, когда в одних случаях жалобы на такие постановления рассматриваются, а в других случаях остаются без рассмотрения.

В связи с чем, Конституционная палата отмечает, что законодателю необходимо принять своевременные меры по созданию надлежащих процессуальных механизмов, которые позволяли бы гражданам, чьи права и свободы оказались нарушенными, добиваться их реальной защиты, используя все не запрещенные законом способы. При этом законодателю необходимо принять во внимание международные нормы, которые являются частью правовой системы Кыргызской Республики. В частности, Международный пакт о гражданских и политических правах человека устанавливает безотлагательность вынесения судом постановления относительно законности каждого, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей (часть 4 статьи 9). В противном случае конституционные ценности, предусмотренные статьями 6, 24 Конституции Кыргызской Республики, в рамках уголовно-процессуального законодательства, остаются не реализованными в должной мере.

Таким образом, нормативные положения части 2 статьи 339 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики, регламентирующие запрет на обжалование в апелляционном порядке вынесенных в ходе судебного разбирательства постановлений суда первой инстанции, касающихся избрания, изменения или отмены меры пресечения, не означают, что они не могут быть обжалованы в порядке, предусмотренном главами 41-1, 42 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики, и соответственно, не противоречат пунктам 3, 8 части 5 статьи 20, частям 1, 3 статьи 24, части 1 статьи 25, части 1 статьи 40 Конституции Кыргызской Республики.

На основании вышеизложенного, руководствуясь пунктом 1 части 6, частями 8, 9 статьи 97 Конституции Кыргызской Республики, статьями 41, 46, 47, 48, 51, 52 конституционного Закона Кыргызской Республики «О Конституционной палате Верховного суда Кыргызской Республики», Конституционная палата Верховного суда Кыргызской Республики

Р Е Ш И Л А:

1. Признать нормативные положения части 2 статьи 339 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики, предусматривающие запрет на обжалование постановления суда первой инстанции, касающиеся ходатайств участников процесса, избрания, изменения или отмены меры пресечения, не противоречащими пунктам 3, 8 части 5 статьи 20, частям 1, 3 статьи 24, части 1 статьи 25, части 1 статьи 40 Конституции Кыргызской Республики.

2. Жогорку Кенешу Кыргызской Республики внести соответствующие изменения и дополнения в Уголовно-процессуальный кодекс Кыргызской Республики, вытекающие из мотивировочной части настоящего решения.

3. Решение окончательное и обжалованию не подлежит, вступает в силу с момента провозглашения.

4. Решение обязательно для всех государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц, общественных объединений, юридических и физических лиц и подлежит исполнению на всей территории Кыргызской Республики.

5. Опубликовать настоящее решение в официальных изданиях органов государственной власти, на официальном сайте Конституционной палаты Верховного суда Кыргызской Республики и в «Вестнике Конституционной палаты Верховного суда Кыргызской Республики».

Конституционная палата Верховного суда Кыргызской Республики