Система Orphus
RTF Print OpenData
Документ Реквизиты Ссылающиеся документы
Редакция:      кыргызча  |  на русском

Описание: Описание: Описание: Описание: Описание: Описание: Описание: Описание: C:\Users\CBD\AppData\Local\Temp\CdbDocEditor\c9ecf073-59c0-4f39-9736-457074b3537c\document.files\image001.jpg

ИМЕНЕМ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

РЕШЕНИЕ

КОНСТИТУЦИОННОЙ ПАЛАТЫ ВЕРХОВНОГО СУДА
КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

от 15 апреля 2015 года № 6-р

по делу о проверке конституционности пункта 1 части 9 статьи 15 и пункта 1 части 3 статьи 17 конституционного Закона Кыргызской Республики "О статусе судей Кыргызской Республики" в связи с обращением гражданина Катаганова Немата Максутовича

 

Конституционная палата Верховного суда Кыргызской Республики в составе:

председательствующего - судьи Касымалиева М.Ш., судей Айдарбековой Ч.А., Бобукеевой М.Р., Мамырова Э.Т., Нарынбековой А.О., Осконбаева Э.Ж., Осмоновой Ч.О., Сооронкуловой К.С.,

при секретаре Толобалдиеве М.Э.,

с участием:

- обращающейся стороны - гражданина Катаганова Н.М.; его представителей по доверенности Асанова Т.М., Камбаралиева С.;

- стороны-ответчика - Карабековой К.С., представляющей интересы Жогорку Кенеша Кыргызской Республики по доверенности;

- иного лица - Ниязалиева С.А., представителя Верховного суда Кыргызской Республики по доверенности,

руководствуясь частями 1, 6 статьи 97 Конституции Кыргызской Республики, статьями 1, 4, 18, 19, 24, 37, 42 конституционного Закона Кыргызской Республики "О Конституционной палате Верховного суда Кыргызской Республики", рассмотрела в открытом судебном заседании дело о проверке конституционности пункта 1 части 9 статьи 15 и пункта 1 части 3 статьи 17 конституционного Закона Кыргызской Республики "О статусе судей Кыргызской Республики", в связи с обращением гражданина Катаганова Н.М.

Поводом к рассмотрению данного дела явилось ходатайство Катаганова Н.М.

Основанием к рассмотрению данного дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Кыргызской Республики пункт 1 части 9 статьи 15 и пункт 1 части 3 статьи 17 конституционного Закона Кыргызской Республики "О статусе судей Кыргызской Республики", предусматривающие в качестве требования к должностям судей Верховного суда Кыргызской Республики, Конституционной палаты Верховного суда Кыргызской Республики и местных судов Кыргызской Республики - отсутствие судимости, в том числе снятой или погашенной.

Заслушав выступление судьи-докладчика Осмоновой Ч.О., проводившей подготовку дела к судебному заседанию, и исследовав представленные материалы, Конституционная палата Верховного суда Кыргызской Республики

УСТАНОВИЛА:

В Конституционную палату Верховного суда Кыргызской Республики, 5 ноября 2014 года поступило ходатайство гражданина Катаганова Н.М. о признании пункта 1 части 9 статьи 15 и пункта 1 части 3 статьи 17 конституционного Закона Кыргызской Республики "О статусе судей Кыргызской Республики" неконституционными и противоречащими Конституции Кыргызской Республики.

Заявитель полагает, что оспариваемые нормы, ограничивая лицо, в отношении которого судимость погашена или снята, занимать должность судьи, ущемляют гарантированное частью 3 статьи 42 Конституции Кыргызской Республики право человека на труд и противоречат части 1 статьи 16, статье 17, части 1 статьи 20 Конституции Кыргызской Республики.

По мнению заявителя, установленные оспариваемыми нормами ограничения на свободный выбор труда противоречат общепризнанным принципам и нормам международного права, в частности, статье 23 Всеобщей декларации прав человека, согласно которой каждый человек имеет право на труд, на свободный выбор работы, на справедливые и благоприятные условия труда, на защиту от безработицы; каждый работающий имеет право на справедливое и удовлетворительное вознаграждение, обеспечивающее достойное человека существование для него и его семьи.

Заявитель считает, что в соответствии с частью 6 статьи 76 Уголовного кодекса Кыргызской Республики погашение или снятие судимости аннулирует правовые последствия, связанные с судимостью, а именно, с того момента, как погашена или снята судимость лицо признается несудимым, при этом ликвидируются все правовые последствия, которые были связаны с наличием судимости.

Определением коллегии судей Конституционной палаты Верховного суда Кыргызской Республики от 18 декабря 2014 года ходатайство Катаганова Н.М. было принято к производству.

В судебном заседании обращающаяся сторона поддержала свои требования и просит их удовлетворить.

Представитель стороны-ответчика Карабекова К.С. не соглашаясь с доводами обращающейся стороны, считает, что оспариваемая норма не противоречит Конституции Кыргызской Республики.

Конституционная палата Верховного суда Кыргызской Республики обсудив доводы сторон, пояснения иного лица, исследовав материалы дела, пришла к следующим выводам:

1. В соответствии с частью 4 статьи 19 конституционного Закона Кыргызской Республики "О Конституционной палате Верховного суда Кыргызской Республики" выносит акты по предмету, затронутому в обращении, лишь в отношении той части нормативного правового акта, конституционность которой подвергается сомнению.

Таким образом, предметом рассмотрения Конституционной палаты Верховного суда Кыргызской Республики по данному делу являются пункт 1 части 9 статьи 15 и пункт 1 части 3 статьи 17 конституционного Закона Кыргызской Республики "О статусе судей Кыргызской Республики" следующего содержания:

"Статья 15. Требования, предъявляемые к судьям Верховного суда, Конституционной палаты Верховного суда, порядок их избрания

9. Судьями Верховного суда, Конституционной палаты Верховного суда не могут быть лица:

1) имеющие судимость, в том числе снятую или погашенную;

Статья 17. Требования, предъявляемые к судьям местных судов

3. Судьями местных судов не могут быть лица:

1) имеющие судимость, в том числе погашенную или снятую;".

Конституционный Закон Кыргызской Республики "О статусе судей Кыргызской Республики" от 9 июля 2008 года № 141 опубликован в газете "Эркин Тоо" от 15 июля 2008 года № 51, принят в порядке, установленном законодательством, внесен в Государственный реестр нормативных правовых актов Кыргызской Республики и является действующим.

2. Кыргызская Республика, являясь социальным государством, гарантирует каждому право на свободу труда (статьи 1, 42 Конституции Кыргызской Республики).

Труд является неотчуждаемым благом человека, признание, соблюдение и защита, которого - обязанность государства. Государство стремится обеспечить достойный уровень жизни и свободное развитие человека и именно в этих целях создает правовые, организационные, экономические и иные условия, с тем чтобы реализовать свою политику социальной направленности.

Право на свободу труда как субъективное право каждой личности предопределено особенностями конституционно-правового развития и выражает определенную степень свободы, гарантируемую государством. Фундаментальную основу данного права составляют конституционно значимые принципы, выражающие демократическую сущность государственности и способствующие утверждению экономической свободы личности.

Право на свободу труда затрагивает основные сферы жизнедеятельности личности, является формой реализации правомочий и интересов граждан, а также универсальным средством гарантии всех других конституционных прав человека в области труда. В частности, распоряжаться своими способностями к труду, на выбор профессии и рода занятий, охрану и условия труда, а также право на вознаграждение за труд не ниже установленного законом прожиточного минимума.

Исходя из смысла и содержания части 3 статьи 42 Конституции Кыргызской Республики, каждый имеет возможность зарабатывать себе на жизнь трудом, который он свободно избирает или на который свободно соглашается. Именно поэтому в особую категорию конституционных гарантий выделяется свобода выбора труда. Так, право на свободу труда означает предоставление гражданам возможности выбрать по своему волеизъявлению трудовую деятельность, условия которой удовлетворяют его финансовые, социальные, духовные и иные потребности.

Таким образом, государство создает условия для полного осуществления гражданами права на труд, гарантируя тем самым равные возможности в выборе профессии и рода трудовой деятельности. Однако право каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессии, не предполагает обязанность государства обеспечить занятие гражданином конкретной должности и не исключает возможность закрепления в законе специального порядка замещения тех или иных должностей в органах государственной власти. Такую правовую позицию Конституционная палата Верховного суда Кыргызской Республики изложила в своих Решениях от 30 апреля 2014 года № 27-Р, от 18 февраля 2015 года № 02-Р.

3. Кыргызская Республика, являясь правовым государством, строит свою правовую систему на основе принципов верховенства права и признания высшей ценностью прав и свобод человека, их соблюдения и защиты как обязанности государства (статьи 1, 16 Конституции Кыргызской Республики).

Охрана, соблюдение и восстановление прав и свобод человека от нарушений и посягательств обеспечиваются в рамках конституционного права на судебную защиту, предполагающего обеспечение всем субъектам права свободного и равного доступа к правосудию, осуществляемому только судом на основе принципов справедливости, независимости, законности и равенства.

Обязанность государства обеспечить осуществление права на компетентную и действенную судебную защиту посредством справедливого разбирательства независимым беспристрастным судом вытекает также из являющихся составной частью правовой системы Кыргызской Республики Всеобщей декларации прав человека (статьи 8, 10), Международного пакта о гражданских и политических правах (статьи 2, 14), Конвенции Содружества Независимых Государств "О правах и основных свободах человека" (статьи 6, 20).

Установление Конституцией Кыргызской Республики исключительного полномочия осуществлять правосудие за судом позволяет государству исполнить свою социальную роль, выраженную в правозащитной и правореализующей функциях. Именно суду принадлежит ведущая роль в утверждении принципа верховенства права. Посредством правосудия как вида правоохранительной и правоприменительной государственной деятельности реализуется судебная власть, которая призвана охранять право, правовые устои государственной и общественной жизни от любых нарушений, кто бы их не совершал.

4. Публично-правовые цели правосудия реализуются судьями, как носителями судебной власти, что предопределяет их особый конституционно-правовой статус.

От судьи, осуществляющего важную функцию государства, непосредственно зависит защита и восстановление прав и свобод человека, а также законных интересов граждан и юридических лиц; обеспечение исполнения законов и иных нормативных правовых актов; привлечение субъекта права к юридической ответственности и применения мер государственного воздействия и принуждения.

Исходя из специфики задач и характера деятельности, круга обязанностей и степени ответственности перед законом и обществом, должность судьи выделяется в особую категорию. Поэтому к должности судьи предъявляются повышенные требования, которые выражаются в установлении высоких стандартов к личности обладателя, квалификации и поведению, и усилением ответственности за ненадлежащее исполнение судейских полномочий. Именно в связи с этим требования к судьям установлены как самой Конституцией Кыргызской Республики, так и конституционным Законом "О статусе судей Кыргызской Республики", принятие которого обусловлено частью 9 статьи 94 Конституции Кыргызской Республики.

К числу требований, предъявляемых к судье в соответствии с его статусом, относятся обязанности неукоснительно соблюдать Конституцию и законы Кыргызской Республики, требования Кодекса чести судей Кыргызской Республики, этику государственных служащих и избегать всего, что могло бы опорочить авторитет и достоинство судьи. В свою очередь, авторитет и достоинство судьи могут быть подорваны в силу наличия у судьи судимости, вне зависимости от того снята она или погашена.

Говоря о безупречности поведения судей, Конституция Кыргызской Республики установила, что судья занимает и сохраняет свои полномочия до тех пор, пока его поведение является безупречным, а нарушение этого требования является основанием для привлечения судьи к ответственности в порядке, определяемом конституционным Законом "О статусе судей Кыргызской Республики" (часть 1 статьи 95). Данное конституционное требование согласуется с общепризнанными принципами и нормами международного права, а также нормами международных договоров, являющихся в соответствии с частью 3 статьи 6 Конституции Кыргызской Республики составной частью правовой системы Кыргызской Республики. Так, лица, отобранные на судебные должности, должны иметь высокие моральные качества и способности, а также соответствующую подготовку и квалификацию в области права (

В соответствии со статьей 1 Конвенции Международной Организации Труда от 1958 года № 111 "О дискриминации в области труда и занятий" установлено, что любое различие, недопущение или предпочтение в отношении определенной работы, основанной на специфических требованиях, не считается дискриминацией.

Как неоднократно отмечала Конституционная палата Верховного суда Кыргызской Республики в своих решениях (от 26 ноября 2013 года № 18-Р, от 30 апреля 2014 года № 27-Р, от 14 мая 2014 года № 31-Р, от 11 июня 2014 года № 33-Р, от 18 февраля 2015 года № 02-Р) установление особых требований для определенной категории лиц, выполняющих конституционно значимые функции государства (гражданская и специальная государственная служба, военная служба, государственные административные и политические должности), признано допустимым в силу специального правового статуса этих лиц.

Соответственно, нормами Конституции Кыргызской Республики и нормами международных договоров допускается установление особых требований как к судьям, так и к лицам, претендующим на должность судьи.

Таким образом, оспариваемые нормы, устанавливающие такое требование к должности судьи как отсутствие судимости, в том числе снятой или погашенной, в силу особого правового статуса судьи не могут рассматриваться как отменяющие или умаляющие права и свободы граждан, нарушающие право на свободу труда, а также не носят дискриминационный характер.

Доводы субъекта обращения о том, что выявление судимости после назначения на должность судьи не может служить основанием для освобождения судьи от должности, являются безосновательными. Наличие судимости у судьи вне зависимости от того, снята она или погашена, и безотносительно от времени ее выявления, должно расцениваться как несоблюдение установленных особых требований к репутации судьи.

На основании вышеизложенного, руководствуясь пунктом 1 части 6, частями 8, 9 статьи 97 Конституции Кыргызской Республики, статьями 41, 46, 47, 48, 51, 52 конституционного Закона Кыргызской Республики "О Конституционной палате Верховного суда Кыргызской Республики", Конституционная палата Верховного суда Кыргызской Республики

РЕШИЛА:

1. Признать пункт 1 части 9 статьи 15 и пункт 1 части 3 статьи 17 конституционного Закона Кыргызской Республики "О статусе судей Кыргызской Республики" не противоречащими части 1 статьи 16, статье 17, части 1 статьи 20, части 3 статьи 42 Конституции Кыргызской Республики.

2. Решение окончательное и обжалованию не подлежит, вступает в силу с момента провозглашения.

3. Решение обязательно для всех государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц, общественных объединений, юридических и физических лиц и подлежит исполнению на всей территории Кыргызской Республики.

4. Опубликовать настоящее решение в официальных изданиях органов государственной власти, на официальном сайте Конституционной палаты Верховного суда Кыргызской Республики и в "Вестнике Конституционной палаты Верховного суда Кыргызской Республики".

Конституционная палата Верховного суда Кыргызской Республики